Анна Фекета: «С артистами «Царицынской оперы» у меня сложилась настоящая команда»

Анна Фекета: «С артистами «Царицынской оперы» у меня сложилась настоящая команда»

Оригинальную постановку готовит театр «Царицынская опера»

В театре «Царицынская опера» продолжаются репетиции нового спектакля – оперы «Богема» Дж. Пуччини. Премьера спектакля состоится уже 22 и 23 мая. Режиссер-постановщик – лауреат международных театральных фестивалей Анна Фекета (г. Москва) предлагает по-другому взглянуть на известную историю: тонко расставляет психологические акценты, обостряет предлагаемые обстоятельства, выстраивая отношения героев на пределе эмоционального накала. И при этом, что особенно ценно, трепетно относится к музыке и не разрушает ДНК композитора. По замыслу постановочной группы герои живут внутри фотокамеры. Здесь реальная жизнь пересекается с абстрактным пространством. О том, что такое богема, почему люди предпочитают жить понятием «завтра», об обнажении души и актуальности оперы великого композитора рассказала Анна Фекета.

Сюжет «Богемы» из нашей жизни

– Какая оригинальная концепция постановки! Как будете создавать атмосферу внутри гофрированного фотоаппарата? Наверное, в основе будут использованы темные цвета?

– Сценографическое решение поможет создать такую атмосферу. Оно действительно достаточно темное, яркими будут только костюмы. И это был принципиальный момент, ведь контраст позволит привлечь внимание и заострить многие детали, позволит остановиться в моменте «здесь и сейчас».

– Анна, а почему вы выбрали именно оперу «Богема» Дж. Пуччини?

– Идейный вдохновитель и продюсер постановки – Леонид Пикман. И я очень благодарна за то, что он доверил постановку этой оперы мне. В течение двух лет мы обсуждали возможность сотрудничества. «Богема» – очень серьезный, фундаментальный материал для оперного театра. Как «Щелкунчик» П.И. Чайковского для балета. Я стала изучать творчество Джакомо Пуччини, его дневники, где меня заинтересовал один фак: будучи студентом, он стал членом группы «скапельятти» (растрепанные). Они пропагандировал идеи излишеств во всём. Позднее, когда он стал уже известным композитором, он купил хижину и создал там клуб «Богема» для небольшого круга единомышленников и друзей, где воссоздал дух студенчества и весёлой жизни. Поэтому персонажи его оперы – это реальные люди со своими плюсами и минусами, ошибками и глупостями. Не бывает идеальных людей, это и показывал композитор. У Пуччини было много любовниц и одна из них после ссоры покончила с собой. Мне кажется, что это стало отправной точкой для написания оперы. Все что происходит с нами – влияет на наше творчество. Говорят, что по спектаклю можно сказать, что происходит в жизни режиссера. То же самое можно сказать и о жизни композитора. Опера написана по произведению Анри Мюрже «Сцены из жизни богемы». И здесь можно увидеть большие разногласия с либретто и прилизанным сюжетом, который нам преподносят в спектаклях. На самом деле герои разгульные, даже неприятные. Прочитав роман, изучив жизнь самого композитора, я поняла, что нужно развернуть эту постановку другим ракурсом. Сместить фокус с непризнанных гениев на реальную жизнь такой разгульной богемы и на то, к чему это приводит. Ведь герои нашего спектакля грезят о прекрасном будущем, славе и деньгах, так называемом мире «ЗАВТРА» не замечая, как проходит их жизнь «СЕГОДНЯ».

– Получается, что вы смещаете акценты в постановке, заостряете проблемы?

– Просто ставить «Богему» так же как это делали уже несколько веков не интересно. Переодевать всех артистов в джинсы и современную одежду тоже бессмысленно. Современность дают не костюмы, а внутренние акценты, взаимоотношения персонажей, понимание, что мы говорим о сегодняшнем дне. Это даёт злободневность сюжета, даже, если мы видим, что на сцене не современные костюмы. Для меня крайне важно показать актуальность произведения, написанного в конце XIX века. Не так давно в СМИ была жуткая информация о том, что на даче у одного из гламурных блогеров на улице насмерть замерзла его подруга. Он так увлекся прямыми эфирами и вседозволенностью, что играючи погубил девушку, которая приехала в Москву на заработки. Это ведь сюжет «Богемы», в которой главная героиня Мими, приехавшая в столицу за счастьем и признанием, погибает от холода и равнодушия ее возлюбленного Рудольфа. Она как мотылёк прилетает на этот мнимый праздник жизни, но подлетев слишком близко к огню, обжигает свои нежные крылышки. В век фальшивки, клипов, дорогих лейблов, ярких витрин хочется напомнить о человеческих чувствах, взаимоотношениях, о том, что важно жить осознанно сегодня и шаг за шагом формировать то самое «завтра». Через спектакль я хочу поговорить об этом с волгоградскими зрителями.

Скрипки говорят о любви

– В привычных постановках акцент ставят на любви Мими и Рудольфа, у вас же проявляется некое обвинение главного героя…

– На самом деле у Пуччини есть яркое противоречие в оркестре, которое говорит о многом. Первая встреча Рудольфа с Мими – его вокальный выход не дублируют скрипки… Скрипка – самый душевный инструмент в оркестре. Струнные инструменты сопровождают темы о любви, никогда вы не услышите их в исполнении флейты, гобои, меди. Если это, конечно, не любовь Снегурочки (опера «Снегурочка» Н.А. Римского-Корсакова), у нее солирующий инструмент – деревянно-духовая группа, потому, что она холодная, она не умеет любить. А когда Снегурочка становится чувствующей, в оркестре подключается струнная группа. Это вещи, которые не берутся «с потолка». Как сейчас уже распространено для многих режиссеров – притягивать за уши, додумывать многие вещи. Это нюансы, которые идут от партитуры, от того, что заложил сам композитор. Пуччини об этом и говорил, но не все это видят, не всем интересно читать партитуру. В результате получаются катастрофические вещи. В отношениях Рудольфа и Мими – нет гармонии и любви, которые принято показывать в «Богеме». Рудольф видит эту чистую, открытую девочку, которая привлекает своим светом. Это «цепляет» его.

– В вашей постановке Мими не «серая мышь», как принято её изображать.

– И это принципиально важное отличие. Во всех постановках, которые я видела, Мими – «серая» мышь, а рядом красавица Мюзетта. Нет! Мими тоже красавица, но она другая. Почему в финале Мюзетта продает серьги, чтобы купить муфту и согреть руки Мими? Потому, что успешная, красивая Мюзетта увидела в Мими себя прежнюю: ту девочку, которая приехала в Париж с широко открытыми глазами, с ощущением счастья и уверенностью, что столица – что-то новое в ее жизни. Мюзетта не просто красивая женщина, которых в то время в Париже было много. Она примадонна «Мулен Руж», на канкан в её исполнении приходили посмотреть миллионы людей. И она имеет право выбирать себе любовников. Она звезда! У Мюзетты получилось устроиться в жизни, а у Мими нет. Она жалеет Мими, относится к ней с трепетом. Когда Мюзетта видит Мими замерзшую на улице, то понимает, что у нее нет шансов. Здесь нет черного и белого, хорошего и плохого. В каждом персонаже есть и хорошее, и плохое. Как и в каждом из нас.

– И ваша Мими наделена талантами и на них вы ставите акцент…

– Мими прекрасная, она настоящая. Она хочет любви. Она талантливая, а не Рудольф. У нее золотые руки, у нее чистая душа. Мими изготавливает изделия hand made. Это ассоциация и с сегодняшним временем, когда уникальные товары, сделанные вручную, порой ценятся меньше, чем китайский ширпотреб. Поэтому важно, ставя оперу «Богема», говорить не о том времени. Мы никогда не поймем о чем думали, чем жили люди тогда. Это слишком далеко от нас. Нужно понять насколько материал произведения отзывается сегодня.

Костюмы подиумные, души обнаженные

– Анна, судя по концепции постановки, костюмы будут не исторические?

– У нас не было задачи сделать исторически достоверные костюмы, реконструировать наряды того времени. Мы взяли силуэты тех костюмов, добавили к ним элементы подиумной моды и соединили всё вместе. У нас будут этакие Денди и эффектные дамы, гризетки, горожанки... На одну юбку гризетки использовано около 30 метров ткани. А платье Мюзетты – это просто шедевр. На него ушло уже более 50 метров только воздушной сетки. Сложность костюмов в их многосоставности, многослойности. Но такие костюмы актуальны и сегодня. Такие наряды можно увидеть на современных закрытых или тематических вечеринках. Костюмы очень эффектные за счет смешения стилей, эпох и фактуры тканей.

– Вы помещаете своих героев внутрь гофрированного фотоаппарата. Реальность значительно меняется от настроенного фокуса…

– Коробка фотоаппарата становится неким глазком, окном, через которое герои видят реальность. Они подглядывают за этим миром, а зрители подглядывают за персонажами. Видеопроекция дополнит действительность. Никакой заставы (как по либретто) у нас нет. Зато есть улица после празднования нового года. Пустая, захламленная остатками праздника с зазывающими витринами… Мы видим «осколки» жизни разных людей и можем понять, что произошло. Новый год далеко не для всех праздник, у кого-то он этот день обостряет чувство одиночества и усугубляет несбывшиеся надежды. За счет деталей будет рождаться особая атмосфера. И это не осовременивание, не обнажение внешнего, а обнажение души! Мы настраиваем фокус и как бы подглядываем за жизнью персонажей. Мы можем увеличивать, приближать фокус, разглядывать всё до мелочей…

– Появятся ли в спектакле другие персонажи, которых нет в либретто?

– Да, у нас есть персонаж – Женщина в чёрном. На протяжении всей постановки у Мими будет ощущение присутствия каких-то потусторонних сил, приближающейся смерти. Она видит её везде: в толпе людей, в моменты тревоги и даже тогда, когда ей хорошо. Она как символ черного человека, который преследовал Моцарта, чтобы заказать Реквием. Предчувствие, предупреждение, которые мы не всегда можем объяснить, усилит финал. Раскрою секрет, в финале будет ещё один сильный момент. Но до премьеры не хочу его озвучивать.
Современная опера – «живое» искусство

– Насколько комфортно работать вам в нашем театре, с солистами «Царицынской оперы»?

– Счастлива работать с такими профессиональными, творчески активными артистами, которые готовы экспериментировать, пробовать что-то новое. Падать, ползать, кувыркаться... Современная опера – «живое» искусство. Сегодня недостаточно иметь только хороший голос, важно, чтобы артист владел элементами сценического движения, актерского мастерства на высоком уровне. Всё в совокупности даёт замечательный результат, мощный эмоциональный и энергетический выплеск в зал. Все мои постановки яркие, подвижные, пластичные и наполнены мощной энергетикой.

– Оригинальная концепция постановки накладывает особенности на игру артистов. С какими сложностями им пришлось столкнуться?

– Поначалу артистам хора, балета, солистам оперы было сложно. У них осталось стереотипное понимание оперы «Богема» Дж. Пуччини. Я предложила новую постановку и концепцию, другое видение некоторых персонажей. Когда артисты поняли, осознали, что я хочу, то по-настоящему отдались процессу. И стали делать это легко, с большим удовольствием! Самое главное, что у нас получилось соединиться в едином творческом порыве. Все наши репетиции проходят позитивно, в приподнятом состоянии. Мы получаем колоссальное удовольствие от процесса. Могу сказать, что с «Царицынской оперой» у меня сложилась настоящая команда. Счастлива, что моё сотрудничество с вашим замечательным театром состоялось. В моей биографии Волгоград уже 17-ый город и «Богема» – 43-ий спектакль. Скажу вам честно, что далеко не всегда бывает полная гармония режиссера и театра. И я очень рада, что здесь она случилась!

 

Беседовала Анжела Буцких

События театра
Информационные партнеры

Информация