Древо жизни напомнит о цикличности бытия

Фантасмагория Карла Орфа на сцене «Царицынской оперы»

На сцене театра «Царицынская опера» идет интенсивная подготовка премьеры – философского размышления немецкого композитора Карла Орфа «Кармина Бурана». Спектакль – музыкально-хореографическая фантасмагория полностью готов, на репетициях отрабатываются массовые сцены и сольные номера.

Немного фатализма

Приглашенный режиссер-постановщик Александр Зверев отметил, что артисты уже примерили костюмы и провели в них репетицию. Именно на сцене отчетливо видно как смотрится цветовая гамма, как на фоне хора выделяются главные герои. Основными тканями для костюмов стали шифон и органза, которые прекрасно подчеркивают некую загадочность, эфемерность, неопределенность. Впрочем, как и само произведение – философское размышление, у которого нет четкой сюжетной линии. На выучку сложного текста, написанного на старолатинском и старонемецком языках, у артистов театра ушло более двух месяцев.

В постановке подняты вечные темы: любовь, ревность, предательство, цикличность жизни и неотъемлемость рока судьбы. Закономерно появление главной героини – Электии и мужчин: Баритона, Тенора, Избранника. Каждый из них является собирательным образом. А некий Безликий словно проводник между мирами, постарается помочь главной героине и сохранить жизнь тому, кому суждено было умереть.

– Сочинение Карла Офра «Кармина Бурана» актуально и по сей день, – подчеркнул Александр Зверев. – Обращаясь к этому произведению каждый режиссер, каждый балетмейстер, пытается найти что-то свое. Объединяет только одно – это неотъемлемость рока, и сила судьбы, которая преследует человека на протяжении всей жизни.

Зачастую человек до конца жизни сомневается в правильности выбора того или иного пути и пытается много чего сделать, однако фортуна неотъемлемо следует за нами и делает так, как суждено.

От сценической кантаты к фантасмагории

Режиссер отступил от сценической кантаты, в которой предполагается исполнение произведения хором, солистами, оркестром и перешел к театрализованному спектаклю, к музыкально-хореографической фантасмагории. Сочинение предстанет в виде синтетического сочетания жанров оперы, балета, хорового исполнения.

В действии будут завязаны все: и хор, и балет, и вокалисты. На сцене выступят ведущие солисты театра «Царцынская опера» Руслан Сигбатулин, Анна Девяткина, Алексей Михайлов. А артисты хора станут основными участниками всего спектакля и порой его декорацией. В «Царицынской опере» это первое обращение к столь массовым действиям, которое объединяет все цеха театра в единый спектакль.

– Уверен, это яркое произведение займёт достойное место в репертуаре нашего театра, – рассказал главный хормейстер театра «Царицынская опера» Юрий Панфилов.- Артисты хора вживаются в «хоровой театр», они поют, танцуют, играют роли. Балет в постановке несет равноценную нагрузку, хотя это хоровая кантата. Конечно, было бы проще, если мы бы сделали просто концертный вариант: встали  в несколько рядов и спели, как это обычно делают. Но мы же, оперный театр, а опера подразумевает действие и драматургию, здесь уже не исполнишь партию с нотами в руках.

– «Кармина Бурана» для оркестра довольно сложное произведение, – отметил главный дирижер театра «Царицынская опера» Сергей Гринев, – очень много ансамблевых тонкостей в разных группах оркестра, что является сложностью при исполнении. Ударные инструменты становятся солирующими и порой исполняют мелодическую линию силами своей группы. Музыка Карла Орфа насыщена ударными мотивами. Первая музыка в истории  человечества была ударной и это подчеркивает композитор. Современное симфоническое искусство постепенно возвращается к истокам и сейчас можно слышать в произведениях современных композиторов шумовые эффекты, что передает звучание окружающего нас мира. И все же в музыке Карла Орфа основная мысль – это иллюстрация эмоционального состояния происходящего на сцене. Музыка становится полноправной частью спектакля и даже одним из главных героев.

Кстати, Сергей Гринев давно знаком с режиссером Александром Зверевым, поэтому  с радостью согласился на предложение ассистировать в постановке. В его зоне ответственности и музыкальная часть, и действие на сцене.

Земное и неземное как части одного целого

Цветовые решения и видео-контент постановки также являются важным в восприятии происходящего на сцене. Художник по свету театра «Царицынская опера» Андрей Павлов использует разные решения по передаче настроения, смене сцен и драматической насыщенности действия.
Цвета будут разделены на земной и неземной миры. Неземной мир – там, где вершатся судьбы, а земной — когда судьба приходит к людям и приносит свои решения им.

Занавесы, графика, проекция изображений будут подчеркивать загадочность и эфемерность жизненных событий. Расцвет и увядание как неотъемлемые периоды жизни, цикличность бытия, кармическая «отработка» поступков и решений – зрителей ждет настоящее философское размышление.

А древо жизни станет главным акцентом в декорации сцены и сюжетном наполнении.

– Вместе с режиссером-постановщиком отошли от тенденции постановки акцента на колесе фортуны, – подчеркнул Сергей Гринев. – Ведь колесо фортуны – лишь формальность, это то, что представляют все. Древо жизни станет основой нашего  спектакля. Оно передает сам смысл жизни и не связано с религиозными верованиями. В жизни все течет, все изменяется и после смерти возрождается вновь.

 

Анжела Буцких

События театра
Информационные партнеры

Информация

Национальный проект «Культура»