Прима-балерина театра «Царицынская опера» Маргарита Тараканова: «Выход на сцену – это миг!»

Прима-балерина театра «Царицынская опера» Маргарита Тараканова: «Выход на сцену – это миг!»

Балетные постановки театра «Царицынская опера» проходят при полных аншлагах. Каждый спектакль- это событие, каждый танец – это искусство, каждый артист балета – это художник. Образы, которые создаёт ведущая солистка театра Маргарита Тараканова, необыкновенно чувственные, харизматичные, яркие. В репертуаре балерины самые разные героини, они живут на сцене и надолго остаются в памяти восторженных зрителей.

С детства мечтала стать балериной

– Расскажите о своём пути на сцену? Во сколько лет вы стали заниматься танцами и где это происходило?

– Я начала свой путь очень поздно (так считается по нынешним меркам), в семь лет. В самодеятельный коллектив «Театр танца и души» в городе Камышине, где я жила, меня привели мама и тётя. Мои первые учителя – профессиональные артисты балета Тигран и Манон Меликовы из Еревана волею судьбы оказались в нашем городе и организовали ставшую знаменитой школу танцев. В первые три года я не хотела ходить, было сложно, я плакала и уговаривала маму оставить меня дома. Но в итоге осталась до 11 класса в своей «второй семье». Я всегда мечтала танцевать балет и с самого детства собирала вырезки, картинки, календарики с балеринками. Не представляете, как я радовалась первым пуантам! Эту любовь мне привили в моём коллективе. Манон Альбертовна была для нас второй мамой. Мне всегда везло с учителями, первыми из которых оказались супруги Меликовы. Базовые знания и опыт, которые я получила в коллективе, оказались для меня бесценными! Свою любовь к танцам они передавали нам, своим ученицам. Уже там, в коллективе нас приучили к серьезным физическим нагрузкам. Первое время я занималась два раза в неделю, а позднее – каждый день! Меня быстро перевели из младшей в среднюю, а затем в старшую группу. Среди старших девочек я была самой маленькой, и с 9 класса мне уже доверяли учить танцам малышей.

– Почему вы выбрали для поступления именно Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств?

– Учиться в Петербурге было моей мечтой, которая казалась мне такой далекой и нереальной. Поначалу родные и близкие настороженно отнеслись к моему желанию уехать так далеко. Но со временем даже папа поддержал меня и нашёл финансовую возможность отправить меня в Санкт- Петербург для поступления. Меня сопровождала мама: она поехала вместе со мной поддержать меня морально и физически. Было сложно. Мы жили очень далеко от университета, приходилось вставать на рассвете, чтобы успеть к 9 часам на занятия. Многочасовые уроки-просмотры выматывали, вступительные экзамены продолжались целую неделю, конкурс был 10 человек на место… В результате я стала студенткой Санкт-Петербургского университета культуры и искусств. Это был последний набор кафедры хореографии, которую возглавлял профессор, народный артист РСФСР, Борис Яковлевич Брегвадзе. Он лично интересовался успехами каждого воспитанника своего курса. Наши преподаватели – учителя старой школы, вкладывали в нас все свои знания и душу. Повторюсь, мне всегда очень везло с учителями. В университете под свое крыло меня взял прекрасный педагог по классике – Ольга Виниаминовна Мухортова, с которой у меня добрые и теплые отношения по сей день.

– Не было желания остаться в Санкт- Петербурге?

– И да, и нет. Выживать в чужом городе было сложно. Я училась и работала. С 3-го курса работала в Санкт-Петербургском государственном музыкальном театре «Карамболь». В 2014 году я окончила университет с красным диплом и мне предстояло сделать дальнейший выбор. Я хотела танцевать балет. В течение месяца уже после окончания университета я ходила на просмотр в Санкт-Петербургский академический театр балета имени Леонида Якобсона. Мне пояснили, что способности есть и предложили ждать. Позже мой преподаватель, Ольга Виниаминовна Мухортова рассказала, что Андриан Гуриевич Фадеев, художественный руководитель Санкт-Петербургского театра балета им. Л. В. Якобсона приходил в университет и спрашивал про меня. И это спустя полгода…мне конечно было приятно об этом узнать. Но за это время в моей жизни уже появился мой родной театр. В Волгограде произошло моё знакомство с Татьяной Викторовной Ерохиной и театром «Царицынская опера». Кроме того, вдали от родных я осознала, насколько мне важно быть ближе к своему дому, своей семье. Я всегда была домашней девочкой и очень переживала разлуку с родными.

«Царицынская опера» стала родным театром

– Главный балетмейстер театра «Царицынская опера» Татьяна Ерохина сразу разглядела в Вас будущую звезду и стала готовить на ведущие партии…

– Татьяна Викторовна сказала, что придётся много трудиться. Я начала с кордебалета. Никогда не боялась работы, даже, наоборот, это простимулировало меня в карьерном росте. Потом Татьяна Викторовна решила попробовать меня в сольной партии, первой была Одетта из «Лебединого озера» П.И. Чайковского, Одиллию работала ведущая солистка труппы Светлана Яковлева. В то время я была еще совсем «гадким утенком», поэтому Одетту исполняла я, а Одиллию – Светлана Яковлева. Со временем приходил опыт, силы, осознание и балет «Лебединое озеро» мы работали уже полностью самостоятельно. Потом была Жизель из балета А. Адана «Жизель»… если сравнивать мое исполнение тогда и сейчас, это небо и земля! Татьяна Викторовна – опытный и мудрый педагог, она не требовала сразу много, но со временем мы с ней создавали именно «мои» партии.

– В каждую партию Вы привносите что-то своё. Есть же любимые роли и партии, которые вы мечтаете исполнить?

– Знаете, балет – это такое искусство, что списанных партий не бывает. Да, можно смотреть и тянуться за техникой наших прославленных танцоров, потому что это высшая ступень, но нельзя скопировать исполнение….потому что это, прежде всего, душа, твоё видение образа. У каждого оно своё, поэтому и балерины все очень разные, именно внутреннее видение той или иной партии и отличает одну от другой. Мне близка Жизель из балета «Жизель» она юная, полюбившая всем сердцем. Но несмотря на обман и смерть, она проносит через весь спектакль эту любовь. «Любовь спасёт мир» по Достоевскому, а Жизель спасла Альберта будучи уже в потустороннем мире… поэтому и хочется исполнять эту партию, (я говорю про внутреннее состояние) донести до зрителя ту самую любовь, чтобы они зарядились этим чувством, этой идеей, пришли домой и подарили любовь своим близким. На мой взгляд, театр создан для того, чтобы зритель выходил с внутренним вопросом или внутренним убеждением того или иного чувства. Душа обязана трудиться, в этом вся прелесть театра. А из партий, которые я мечтаю сыграть – Джульетта в балете «Ромео и Джульетта» С.С. Прокофьева, Китри в балете «Дон Кихот» Л. Минкуса.

– Что для Вас интереснее – классический балет или современный репертуар?

– Я люблю классику, но современный мир диктует свои законы, поэтому современным репертуаром нужно тоже уметь владеть. Если выбирать то, наверное, классику, но как можно разделить свою любовь танцевать? Если ты пришел в эту профессию и хочешь быть профессионалом, то работай хорошо как классику, так и современную хореографию.

– Ваши коллеги говорят, что с вами очень комфортно работать. В театре, балетной труппе царит очень доброжелательная атмосфера во многом главному балетмейстеру Татьяне Ерохиной.

– Татьяна Викторовна Ерохина умеет настроить труппу на работу, она чуткий руководитель, может быть жесткой, в нашей профессии без этого никуда (у нас такой специфический труд, без твердости ничего не получится). Но, на самом деле, она для нас как мамочка, которая понимает все с полуслова, даже с полувзгляда. Она всегда старается войти в положении каждого, главное – этим не злоупотреблять… Работа есть работа.

– На сцене случается разное, есть ли место импровизации в балете?

– Случаев, когда приходилось импровизировать, было много, но этот процесс зависит исключительно от того, с кем я работаю и какую партию исполняю. Каждый мой партнер, с котором я выходила на сцену – это бесценный опыт. У каждого из них свои требования, свои взгляды. Уверена, что импровизация без контакта с партнером не получится. Научиться «хорошо импровизировать» помог мне Алексей Михеев, премьер Саратовского академического театра оперы и балета. Он очень хорошо чувствует партнершу. Импровизация тем и хороша, что солисты понимают друг друга с полувзгляда.

Дом заряжает любовью, а работа энергией

– Вы работаете в театре и преподаёте в музыкальной школе, балетной студии… А когда вы отдыхаете?

– У меня очень плотный график, работаю без выходных. 2-3 месяца я «зажигалочка», а потом понимаю, что недосып, постоянные нагрузки сильно сказываются на моём физическом состоянии. Через какое-то время срочно нужен отдых. И тогда, если получается, еду в Камышин. Мне хватает побыть в родительском доме всего несколько часов, чтобы почувствовать себя лучше, что называется, перезагрузиться. Дом заряжает любовью. К тому мне нравится дорога, пока еду, отдыхаю, наслаждаюсь. У меня папа – водитель, наверное, от него мне передалась любовь к поездкам. Если удаётся провести дома несколько дней, побыть рядом с мамой, папой и любимым братом, то возвращаюсь обновленная и полная сил.

– И снова к станку…

– На самом деле, когда артист балета востребован – это здорово: есть мотивация, энергия! Солистов в театре много, каждый дожидается своей очереди, чтобы исполнить сольную партию. Бывает, что месяц проходит и даже больше. Я счастлива, поскольку у меня достаточно сольных партий, особенно в последние полгода.

– С чего начинается танец?

– Конечно с музыки. Ещё с детства слышать и слушать музыку меня научила мама – преподаватель музыки. Все мы прибегаем на репетиции с разных мест, каждый со своими проблемами, со своим настроением. Как только концертмейстер начинает играть, то забываешь обо всем и включаешься в работу.

– Какие обычно задачи ставите перед выходом на сцену?

– Донести до зрителей образ и чувства своей героини. Если это Жизель – то добрая, чуткая, искренняя; Одетта – мягкая, плавная, хрупкая; Одиллия – самоуверенная, коварная… Все движения окрашиваются душевным настроем, эмоциями. Танец и музыка – это язык, на котором «разговаривает» балет. Когда зрители проникаются, откликаются на эмоциональные переживания героев – это чувствуется и очень мотивирует.

– Всем известно, что артисты балета большие труженики…

– Выход на сцену – это лишь миг, за ним стоит титанический труд. Сложно постоянно останавливаться и повторять движения по 250 раз в поиске идеальных решений для исполнения того или иного элемента. «Ещё и ещё», – повторяет балетмейстер, пока хороший результат не будет достигнут. И так до бесконечности, вернее – до следующего сложного элемента.

– Какие движения исполнить сложнее всего? Сложные пируэты, «летающие» балерины всегда приковывают внимание зрителей…

– Многое зависит от настроения и ситуации. Натренированное тело помнит все движения, однако немаловажным является и умение собраться, сконцентрироваться. Например, чтобы совершить прыжок необходимо внутренне собраться «как иголочка» и полететь…

Передавать своё мастерство

– Вы делитесь своими знаниям с детьми. Как удаётся увлечь балетом, ведь это не только царство волшебных фей, юных принцев и принцесс…

– Ребёнка надо влюбить в свой предмет, в себя, и тогда он будет бежать на уроки. Мой девиз с девочками: «Не лениться, а трудиться!». Чтобы выйти на сцену и исполнить номер на две минуты надо очень хорошо потрудиться на уроке, на репетиции. Конечно, постоянно быть в напряжении, работать над подъёмами, растяжкой, из урока в урок делать одни и те же упражнения на станке – это труд, и просто так ребёнок не задержится. Нужно быть одержимым своей мечтой, а значит, любить своё дело всем сердцем.

– И вы в этом безусловно помогаете!

– Просто я люблю детей. Преподавательская деятельность – это продолжение моего дела, я чувствую потребность в работе с детьми, в возможности делиться с ними своими знаниями, опытом. Они мне отвечают взаимностью. Вспомнился случай, когда я прогуливалась со своей мамой по аллее и к нам подбежал солнечный ребенок, мальчик с синдромом Дауна. Он посмотрел на нас и вдруг бросился ко мне с распростертыми объятиями. От моей улыбки и искренних обнимашек у него заиграли веселые «зайчики» в глазах. На меня это произвело большое впечатление – всего одно прикосновение, а сколько радости оно доставило ему и мне! Тогда я подумала, что хочу попробовать поработать с особенными детками. В детской музыкальной школе № 5, где я преподаю, такая возможность у меня скоро появится.

Обратная сторона медали

– Балет часто сравнивают со спортом, но утверждают, что он менее травмоопасен. Были ли в вашей жизни моменты, когда приходилось работать с повреждением связок, с небольшим растяжениям… возможно, были и травмы.

– Физические нагрузки у артистов балета не меньше, чем у спортсменов. Конечно, есть травмы. Но балет – это не спорт, это – жизнь! У каждого балетного что-то болит – это другая сторона медали нашего дела. Не только у меня, но и у каждого из нашей труппы были такие моменты, когда сильное растяжение, мозоли, боль в пояснице… Но ты выходишь на сцену, несмотря ни на что! Сцена лечит, на ней ты забываешь о своей боли и работаешь, а точнее живёшь. В этом весь мир балета.

– Как вам удаётся во время карантина поддерживать свою физическую форму. Нет ли соблазна дойти на пуантах к холодильнику? Не ужесточаете/или наоборот диету?

– Это сложно, тем более дома, тем более на карантине, тем более, когда самоизоляция – и кроме кухни тебе больше некуда сходить. Поэтому даже пуанты не останавливают твое притяжение к холодильнику. А чтобы не набрать лишние килограммы, надо просто после еды сделать планочку и не один раз…

– Постоянно приходится придерживаться строгой диеты?

– При моей нагрузке не получается. Ужинаю всегда поздно, как правило с 20.00 до 21.00. Организм уже привык к такому режиму. Если и появляются лишние килограммы, то быстро уходят на репетициях.

– Понимаю, что времени не остаётся. Но тем не менее, чем увлекаетесь в обычной жизни?

– На данный момент все мое время занимает работа, даже в условиях самоизоляции. Я очень люблю лошадей. Первое моё знакомство с этими грациозными животными произошло у бабушки в деревне. Никогда не забуду, как лошадка позволила мне себя погладить и потормошить гриву. Совсем недавно узнала, что в Краснослободске есть центр верховой езды. Надеюсь, что скоро смогу там брать уроки.

– Животные, как и дети, чувствуют душу человека, их не обманешь.

– Скорее всего. Самые искренние и незащищенные.

– И снова к отдыху и обычной жизни…такое же случается?

– Моя обычная жизнь наступает в отпуске, когда рядом со мной самые родные и близкие люди. Люблю отдых у бабушки в деревне. Там я отдыхаю душой и полностью восстанавливаюсь. Природа и родные мне в этом помогают.

 

Беседовала Анжела Буцких.

 

В репертуаре:

События театра
Информационные партнеры

Информация